Совлечение бытия

ris_portre02

отрывок из романа

   _Он смутно чувствовал и трагически переживал то, что спустя годы прочтет у Макария Великого: «Были и разные художники, упражняющиеся в мирских искусствах… И все они, обладаемые поселившимся внутри змием и не сознавая живущего в них греха, сделались пленниками и рабами лукавой силы и никакой не получили пользы от своего знания и искусства…»

«…Не сознавая греха» (!).

 _Прославленный и благодарно любимый им итальянский кинорежиссер с вовсе уж небольшой, видно, долей шутки горько пошутил однажды:

 _«Начиная… художник заключает союз с сатаной…»

 _Что-то было не так, что-то важнейшее не бралось, не забиралось в трудно думающую, тускнеющую без радости голову Курилки-Кирика…

 _…И вот отговорил с трибуны один, потом другой, выступил с рассказом про проректора и стихотворением Леша Тарщиков, подошла очередь Василия, и он, сам не зная как (слышал как-то от одной старой актрисы по телевизору), сказал в зал.

 _«Провинция, — сказал он, — понятие не географическое, не расстояние в глубь страны, от очагов культуры и центров власти, а удаленность совсем от другого… от… Библии…»

 _И, сказав, собственно, наобум, «брякнув», вдруг почувствовал — так ведь оно и есть!

публикация в журнале «Москва», №5, 2014.

img001

Памяти великого человека Владимира Курносенко

BKurnosenko_pamat

Александра Литварь

…Честность этого человека многим претила, поскольку он мог в лицо сказать достаточно жесткие вещи, если считал, что знание правды может помочь исправиться. Именно правда, как мне кажется, была его главным двигателем в сторону к Богу. С ним было нелегко, именно потому, что все время слышать о своих недостатках мало кому приятно. Многие в итоге и отвернулись от него.

Но абсолютное большинство людей, никогда его не встречавших, запомнят Владимира Курносенко как писателя сложного, писавшего на каком-то своем, почти нерусском языке, откровенного и ищущего. Искал он Бога.

читать полностью

Опять с вековой тоскою

Владимир Курносенко. «Евпатий»

gazeta2

Андрей Немзер

А любопытно в книге прозаика которого ты никогда вживе не видел, вдруг обнаружить самого себя. Нет, в «Евпатии» не наблюдается персонаж, сходствуюший с вашим обозревателем чертами внешности, характера или биографии. Более того, по всем статьям вход в роман мне строго заказан. Владимир Курносенко пишет о своих сверстниках, о тех, кто сейчас стоит (или должен был бы стоять) на пороге пятидесятилетия, — и это позиция, Куда ни глянь — поколение, поколению, поколением. По всему выходит, что поколение это — хоть и разное, но особенное и последнее. Сзади напирают уже нагрянувшие хамы, подворотные ницшеанцы.

читать дальше

Ткание ветра

img006

Лев Аннинский

О прозе Владимира Курносенко

На шестом десятке лет автор полудюжины книг (по первой же из которых его рекомендовал в Союз писателей сам Виктор Астафьев), полусотни журнальных публикаций (принесших ему славу сначала в краях, освещенных «Сибирскими огнями», а затем и во всей «Русской провинции»), романа «Евпатий» (который заметил и оценил сам Андрей Немзер) и актуальных повестей (номинированных в конце того и в начале этого тысячелетия на престижные премии от Букера до Белкина), — на шестом, повторяю, десятке лет жизни и работы Владимир Курносенко, обернувшись на пройденный путь, разметил его по десятилетиям.

Двинемся и мы. От поздних к ранним.

читать дальше

О домах на камне и на песке

Ольга Лебёдушкина

Повесть Владимира Курносенко «Свете тихий» вся пронизана такими чувствительными вибрациями настоящего и недавнего прошлого. Это, собственно, не просто ответ на вопрос о духовной цене нынешнего государственно санкционированного «воцерковления», но — ни больше ни меньше — история русской души за последних два десятилетия. Что касается последнего, то я ни в коем случае не приписываю автору такого рода амбиций: проза Курносенко по природе своей неамбициозна. Но вот есть у меня такое ощущение, что именно в этой повести Курносенко удалось что-то такое и на уровне такого тончайшего понимания поймать и сформулировать, что никак не дается современной словесности. Может быть, это «что-то» — ощущение глубинной эволюционной связи между последним советским и первым постсоветским десятилетиями.

читать дальше