Феномен глубокого дыхания

buteiko01Кандидат медицинских наук Константин Павлович Бутейко живет и работает в Новосибирске. Он является автором открытия, связанного с феноменом глубокого дыхания и автором метода ВЛГД — волевой ликвидации глубокого дыхании. Сегодня Константин Павлович — гость «Челябинского рабочего».

—Уважаемый Константин Павлович, мы знакомы с вами с 1983 года. В 1886 году «Литературная газета» напечатала мою статью о вашем открытии. Что изменилось на сегодняшний день? Так же ли, как и раньше, за чертой официальной медицины находятся врач Бутейко, его открытие, его метод ВЛГД?

— Трудно ответить интегрально, Владимир Владимирович. Много факторов добавилось и убавилось, так что по сумме положительных и отрицательных моментов особого движения не отмечается.

Из положительного — перестройка и появление кооперации, что позволило моим ученикам шире распространить метод. Если до перестройки мы вылечивали в месяц не более тысячи больных, то сейчас число их выросло до десяти тысяч. Учитывая, что вся мировая медицина до сих пор подобных больных не вылечивает (бронхиальная астма, язвенная и гипертоническая болезни и другие), это не так мало.

Я рассматриваю кооперативное движение как борьбу с бюрократией. Ленинское замечание о том, что кооперация есть борьба с бюрократией, оказалось пророческим. Медицинская бюрократия сейчас открыла поход против моего метода.

Кроме того, если говорить о сдвигах, гласность позволила сейчас нам заявить о наших открытиях и изобретениях, и наметилась возможность издания наших трудов и книг.

— Какие новые «наработки» появились у Вас за эти шесть лет?

— Ничего принципиально нового не произошло ни с методом, ни вокруг. Все основные его положения не изменились и как настоящая истина измениться не могут. Но, скажем, в борьбе с сахарным диабетом возникает возможность продвинуться существенно вперед. Это связано с тем, что наши кооперативы могут приобрести теперь необходимую для исследований аппаратуру и продолжить научные разработки теории открытия.

— Очень хорошо. В своей методике к занятиям по волевой ликвидации глубокого дыхания Вы даете понятие Болезни Глубокого Дыхания. Вы говорите, что глубокодышащий человек живет в режиме кислородной недостаточности, а поэтому в умственном отношении он не вполне полноценен. Так вот, не в том ли одна из причин официального неприятия вашего открытия,что в отечественном нашем начальстве, в том числе медицинском, слишком уж долго дышали не по Бутейко? Говоря прямо — слишком уж долго дышали глубоко.И верите ли Вы, что верх возьмут рано или поздно все-таки поверхностнодышащие?

— Мысль правильная. До сих пор мы касались вопросов оздоровления тела, но наша теория распространяется и на духовную сферу, на мышление. Потеря углекислого газа, как потеря Святого Духа, вызывает кислородное голодание коры головного мозга и возбуждение подкорки — звериных инстинктов: кровожадность, агрессивность, невосприятие нового. Кислородное же голодание мозга от глубокого дыхания превращает людей в безмозглых манкуртов. Можно проверить это несколькими минутами глубокого дыхания, что, как правило, приводит к полной потере рассудка (обмороку). Ненормально глубокое дыхание делает людей ненормальными. Отчасти, получается, поэтому — из-за недомыслия, как вы сказали, отчасти от физиологической и медицинской безграмотности (незнания законов физиологии дыхания), но мне кажется, в основном, из-за вредности моего открытия для престижа, практики и материального благополучия недобросовестных специалистов, так как наш принцип и метод лечения диаметрально противоположны установкам официальной медицины. В частности, вся, на наш взгляд, бронхо- и сосудорасширяющая терапия усиливает потерю углекислого газа, не излечивает, а ускоряет гибель больных. Речь идет не о каком-то одном из методов лечения, а о полной перестройке, революции в медицине.

— Мне кажется, что лет сто назад ваше открытие, Константин Павлович, было бы воспринято отечественной медициной гораздо быстрее и естественне, чем нынче.

— Да, безусловно. За последние сто лет человечество сильно раздышалось, а следовательно — поглупело. Чего стоит один лозунг: «Дышите глубже!». Отец русской физиологии Сеченов всю жизнь занимался углекислотой, изобрел прибор для определения углекислого газа в крови. Очень любопытные находки есть и у известного патолога Альбицкого. Они были в самом деле ближе к природе вещей, чем наши сегодняшние физиологи.

— О вашем открытии написано, на мой взгляд, более чем достаточно в периодике. Но не пришла ли пора подумать о специализированной, ориентированной на студенчество, в частности, монографии, а, с другой стороны, последовательно и подробно рассказать историю открытия, о драматических событиях вокруг него, о друзьях и врагах метода ВЛГД. Вышла же книжка о Вас в Швеции. Почему бы ей не выйти и на родине автора открытия?

— Да, видимо, нужно. Но чтобы издать монографию, необходимо официальное признание метода. Несмотря на кажущуюся широкую публикацию, о моем открытии знают не более одного процента населения, а остальные продолжают учиться глубоко дышать, выполняя официальные команды Всесоюзного радио «Дышите глубже!», двигая себя к гибели.

— Скажите, Константин Павлович,а не приходила ли Вам в голову мысль, что сама ситуация вокруг вашего открытия — своеобразное отражение того социального кризиса, той экономической, политической и культурной ямы, в которой оказался наш отечественный, так сказать, человек, во многом, разумеется, по его же собственной вине! Ведь работать по вашему методу нелегко, и как соблазнительно порой сказать тут: «Ну, ерунда! Не верю я этому Бутейко». Не зря же Вы говорили о лени, о потребительстве, об эгоизме и оставляющей желать лучшего сообразительности глубокодышащих. И что же, Вы считаете, необходимо сделать самому человеку, — если оторваться от общесоциального, — чтобы из категории глубокодышащих перейти в ту, где ему и следует быть?

— Как ни странно, но разговор о глубоком дыхании задевает и социальные проблемы. Медицина, давая свои неграмотные рекомендации, и здесь оказалась виноватой. Она учила побольше есть, побольше белковой пищи, больше говорить и меньше работать физически (автоматизация производства), а все это углубляет дыхание , что является основой порочного мышления (мнимые блага, которые нам вбивают в голову с детства), а это привело к порочному образу жизни. Люди стремятся больше дышать, больше есть, больше спать, больше говорить и меньше физически работать. Этому противостоит научно обоснованный нами здоровый образ мышления разумного аскетизма. Отсюда появится здоровый образ жизни, который уменьшает глубину дыхания. Надо недодышивать, недоедать, недосыпать и работать физически до седьмого пота. И это очень полезно! Если все люди это узнают, то они будут стремиться не дышать, не есть, не спать и день и ночь работать, от чего наступят полное изобилие, настоящий коммунизм, или рай на земле. Такой жизнью по нашей системе живут десятки тысяч спасенных от неминуемой смерти советских людей, ставших здоровыми и счастливыми. Мною открыт ключ к счастью: наша углеродная теория (бриллиант-чистый углерод) является бриллиантовым ключом, который открывает заржавевшую от тысячелетней глупости дверь в настоящую жизнь.

— И еще один, последний вопрос, Константин Павлович. О врачах-бутейковцах и о методистах. Гораздо, оказывается, больше смелых людей берется лечить по Бутейко, чем тех, у которых это получается. Я видел в Новосибирске замечательную работу вашей ученицы Вильмы Августовны Гениной — это было великолепно! И вот недавно здесь у нас в Челябинске в оздоровительном центре «Путь к совершенству» посидел на нескольких занятиях у Маргариты Александровны Федосеевой, посидел и вспомнил Вильму Августовну. Очень хорошо, толково и человечно работает Маргарита Александровна. Кому дается метод, Константин Павлович? Были ли у Вас разочарования в этой области? Все ли бравшиеся за метод последователи ваши оказались на высоте задачи? И где Вы видите возможность ограничения негативных последствий «дурной инициативы»? Что, наконец, Вы посоветуете рядовому читателю «Челябинского рабочего», заинтересовавшемуся методом? Куда и к кому ему обратиться?

— Да, задача стоит огромная. Около 99 процентов людей заражены глубоким дыханием, около 80 процентов болеют и умирают от глубокого дыхания. Они могут быть спасены только этим методом, как показали официальные апробации, поэтому надо сейчас стремиться не допускать дальнейшего развития Болезни Глубокого Дыхания, потому что научиться глубоко дышать гораздо легче, чем исправить дыхание.

Что касается врача или методиста — вопрос болезненный. Здесь могут работать только высококвалифицированные специалисты, испытавшие метод на себе и прошедшие не менее чем полугодовую подготовку и имеющие соответствующее удостоверение, подписанное лично мною или моими соавторами: В.А. Гениной, А.Е. Новожиловым, А. Е. Хорощо, работающих в двух основных центрах в Новосибирске и Москве. Как известно, все традиционные и нетрадиционные методы лечения: иглотерапия, фитотерапия, диетотерапия, мануальная терапия, уринотерапия (лечение мочой), набирающие сейчас моду, не вылечивают болезни, о которых шла речь, а вылечивает только ВЛГД, поэтому я категорически запрещаю сочетание моего метода, снимающего причину болезней, со всеми указанными выше случайно найденными эмпирическими методиками, так как они только отвлекают и мешают достичь цели. Поэтому не овладевшие методом ВЛГД пытаются извлечь максимум выгоды для себя, вводят в заблуждение население и приносят вред здоровью народа.

Что делать спрашиваете вы? Во-первых обратиться к своему разуму и прекратить углублять свое дыхание дальше. А тем, кому угрожает болезнь, в первую очередь детям и будущим матерям, я предлагаю обратиться в наши оздоровительные центры Новосибирска и Москвы, конкретно же в Челябинской области полностью овладела методом моя ученица — Федосеева Маргарита Александровна, которой поручаются контроль и внедрение метода в Челябинской области, а также отстранение от работы по методу методистов-самозванцев. Специфика нашего метода требует от органов здравоохранения запрещения глубокодыхательных гимнастик и применения лицами, не прошедшими полугодовую подготовку в учебно-оздоровительных центрах «Дыхание по Бутейко» в Новосибирске и Москве.

Владимир Курносенко,
«Челябинский рабочий», 29-30 июля 1989 г.

Реклама