«Евпатий». Повод для знакомства

kultura

Владимир Владимирович Курносенко — автор только что вышедшего в свет романа «Евпатий», но уже широко известного в псковских литературных кругах.

Официальное чествование и представление романа состоялось в литературной гостиной писательской организации. Хотя, по ироничному замечанию самого писателя, в его ситуации не так-то просто разобраться: кто кого родил. За двенадцать лет работы над произведением, в основу которого легли события Батыева нашествия на Русь и взятия монголо-татарами Рязани в 1237 году, автор прошел огромный внутренний путь. Он стал, по собственному определению, совсем другим человеком.

В день презентации книги в литературной гостиной царила атмосфера , в которой поэтесса Светлана Молева дала имя — «Праздник».

Во-первых, праздник для самого В. В. Курносенко, глубоко убежденного что «… в Челябинске этот роман не был бы закончен. Для его завершения были нужны именно Псков и товарищ по литинституту Михаил Устинов, его духовная „экспертиза“, которой можно было внутренне довериться».

Во-вторых и третьих, рождение романа стало не столько праздником, но и «явлением в истории словесности Псковского края». Такова единодушная оценка писателей и издателей романа и — ТОО «Отчина» и Псковской областной типографии. По мнению виновника торжества, в деле издания не обошлось без покровительства святого Николая Угодника, вызвавшего особое расположение к нему директора типографии Николая Алексеевича и директора книжного магазина «Сказ» Николая Филипповича, взявшего на реализацию совсем не коммерческий товар. В тот вечер Н. А. Ситову и Н. Ф. Мащенко было адресовано много теплых слов от писателей.

Что касается художественных достоинств романа, то оценки всех писателей, пришедших поздравить коллегу, были одинаково высоки.

В. В. Курносенко стал жителем Пскова чуть больше года назад, и неудивительно, что его имя еще недостаточно известно нашим читателям. Зато на Урале и в Сибири, гле он про прожил большую часть своей литературной жизни, это имя хорошо известно самому широкому кругу людей. Прежде чем стать членом Союза писателей и автором пяти книг, Владимир Владимирович окончил Челябинский медицинский институт, занимался общей хирургией, окончил ординатуру и… Литературный институт имени Горького.

Все его духовные накопления, без сомнения, нашли свое отражение в разностилевом и разноплановом романе «Евпатий», разворачивающемся вокруг вечных вопросов: о противлении злу силой, об условиях и границах непротивления, о поиске и обретении веры, гибельносги духовных подмен.

Будущим читателям этой книги еще предоставится возможность более близкого и неторопливого знакомства с интересным автором. Мы, в свою очередь, представляем В. В. Курносенко в небольшом интервью.

— Владимир Владимирович, расскажите, пожалуйста, как начиналась ваша литературная деятельность?

—В пятнадцать лет я прочитал по школьному заданию «Войну и мир» Толстого и совершенно ясно понял, чио буду писателем, читал почти всю русскую классику, не позволяя себе писать. Я понимал, что не имел на это права. Хотя сейчас я думаю, что это была ошибка. Если бы все эти десять лет я писал, то мои отношения с формой были бы гораздо лучше.

— В вашей творческой биографии был какой-либо высокий покровитель, литературный куратор?

— Членом Союза писателей я стал поздно и благодаря особому участию в моей судьбе Виктора Петровича Астафьева. Тогда я жил в Новосибирске и моя первая попытка вступить в союз закончилась неудачей. На обсуждении в секции критики я выступил с заявлением, что, с моей точки зрения, не все члены союза являются писателями. Это решило исход голосования не в мою пользу. В то же время мною была написана повесть «Сентябрь». Это, мне кажется, была небольшая творческая победа, но журнал «Сибирские огни» побоялся меня напечатать. Руководству не хватило смелости «зарубить» повесть самим, и они поручили рецензировать ее Астафьеву, рассчитывая, что городской мальчик не понравится «деревенщику». Но результат получился противоположным. Астафьев прислал рецензию, в которой он меня немного ругал, но считал необходимым печатать повесть. Так состоялось наше знакомство. Позже, когда Виктор Петрович узнал от моих знакомых об отказе принять меня в союз, он сам позвонил.

— Вы писали роман более 12 лет. Это много или мало, от чего это зависело?

—Вообще-то я писал мало, трудно и очень медленно — около двух часов в день. Кроме того, 4 года ушло на подготовку к роману. Я был в Монголии, Бурятии, изучал быт и традиции. Я считаю, что литература — это способ жизни. У меня были моменты, когда я думал: стоит ли книга того, чего она мне стоила? Неизвестно… Но в то же время я знал: если я отступлюсь, все остальное в жизни будет неинтересным, неважным, останется одно выживание.

— Как вы сами формулируете тему своего творчества?

—Для меня особый интерес вызывает выход человека из тупика, бессмысленного существования. Советская жизнь дала иллюзию, что все ясно, все проблемы разрешены. На самом же деле во всем была подмена. Поэтому свою тему я сформулировал бы как исследование попыток людей прорваться к подлинности.

— Чем для вас привлекателен Псков, каковы первые печатления?

—Я жил во многих городах России и за рубежом, поэтому могу сравнивать свои наблюдения. У псковичей отмечаю большую сохранность души, чем в других местах. Возможно, она сохранилась здесь генетически и с помощью 26 действующих церквей. Даже те, кто туда не ходит, живут рядом с теми, кто ходит. Сейчас я вновь работаю врачом на «скорой помощи», езжу по вызовам. Среди моих пациентов процентов семьдесят, может быть, уже «погибшие люди». Зато остальным тридцати близок божественнный язык сердца. Отец Владимир из Любятова как то сказал на проповеди, что белый участок, там, где есть Христос, все больше сужается: Псков в нем еще держится.

EVPATII

 

Беседовала И. Ефимова. Фото Г. Костина.
«Новости Пскова»,  № 58, 26.03.1996

 

Реклама